Молодежная правозащитная группа  
новости и
пресс-релизы
статьи и
сочинения
дискуссионный
клуб
газета
"час ноль"
немного
об мпг
антифашистский
центр

04.09.2006

Беженцы из Кондопоги

Вчера я встретилась с чеченскими семьями, сбежавшими из Кондопоги в Петрозаводск и пока временно разместившиеся сначала в одной из городских гостиниц, а затем и на одной из баз отдыха, расположенной недалеко от столицы. Пока их проживание оплачивается за счет частных предпринимателей, может сейчас и за счет государства. Сами сбежавшие не имеют средств на пропитание, оплатить за жилье они не могут. Приехали с тем, что взяли с собой впопыхах. «Даже зубную пасту и щетки не положили, торопились очень», - говорят они. Их судьба сегодня решается. Мне удалось поговорить с некоторыми из них.
Магамадова Раиса. Вдова, воспитывает двоих детей, 14-летнего Анди и 18-летнюю Хеду. Вынужденная переселенка с 95-ого года. Когда дом ее был полностью разрушен, она спешно покинула Чечню и приехала в Карелию на постоянное местожительство. Оформила все необходимые документы и стала потихоньку торговать на рынке. На полученную компенсацию за разрушенный дом, Раиса начала строить торговый павильон, площадью 65 кв.м., который стал для нее и ее детей надеждой на спокойное будущее. Но настало 2 сентября… После первой неудавшейся попытки погромщиков поджечь павильон, настала вторая, роковая. Полностью сгорел весь второй этаж…. «Я же сообщала властям, что мой магазин пытаются поджечь! Но все бестолку», - утирая слезы лепетала Раиса.
Баканаева Соня. К первому сентября они готовились всей семьей. Дети радостно демонстрировали друг пред другом мамины подарки, которые та привезла к началу учебного года. С нетерпением они ждали встречи со своими учителями, одноклассниками… Но как гром среди ясного неба раздалось известие о страшном событии, переполошившим маленький город. «Дети, в школу вы не пойдете», - отрезала мать. Детей не обманешь. Эти маленькие создания понимают все без слов. «Мама, а что нас резать будут?» - переспрашивала в десятый раз маленькая Амина.
Тагирова Белла. Вынужденная переселенка с 1996 года. Приехала в Кондопогу к сестре. Так и осталась здесь насовсем. «Город здесь тихий, люди добрые приветливые. Так казалось мне до вчерашнего дня», - рассказывает Белла. «Понравилось мне здесь с первого взгляда. Кто же мог ожидать такого? До сих пор в себя не могу придти», - слезы так и капают со светлых глаз молодой женщины. «Представляете, окна разбили камнями! Я вся перепугалась. Дети в угол забивались и спрашивали: «Мама, что опять война началась?». «Соседи, люди добрые, волновались за меня и по-тиху, чтобы не услышал кто-либо посторонний, убеждали меня уехать по добру - по здорову в Петрозаводск. Так и сделала. За детей страшно… »
Габраиева Мадина. «Я здесь меньше года. Звали сюда родственники, настаивал сын. Хотел поступать в Петрозаводский Университет. Школу окончил с отличием. И спортсмен заядлый, плаванием занимается. В Кондопоге, знаете, прекрасный бассейн. Сюда даже из Петрозаводска приезжают поплавать. Господи, кто же знал, что такое случиться!» На вопрос, собираетесь ли уехать обратно в Чечню, отвечает категорично: «Нет, сын все равно настаивает остаться здесь. Хочет поступать на медицинский».
Хеда. «Ночью вскочила от сильного шума. Выглядываю в окно, а там нашу машину громят. Палками, камнями выбивают стекла. Мало того, облили бензином и подожгли. Дотла сожгли. Мне этого хватило. Быстро отдала ключи от квартиры соседям, детей в охапку и в Петрозаводск».
Тазиханова Таиса. «Мы здесь три года живем. Муж слесарем работает, я занимаюсь торговлей. У нас квартиры своей нет, снимали. Даже сейчас и рада, что в собственности нет ни магазина, ни дома, а то плакали бы потом горькими слезами. Дивно для меня стало, когда близкий приятель моего мужа, Александр, стал такие обидные слова говорить в наш адрес, что даже до сих пор от услышанного остаюсь в шоке. Уж от кого-кого, но от Саши никак не ожидали такого. «Ничего Саша», - говорю я ему. «Хуже чем в Чечне в 95-ом не будет. Выжили тогда, выживем и сейчас».
«Уже нет веры на то, что наше государство может защитить своих граждан», - присоединяется к разговору Хамзат Магамадов. Подумываем уехать заграницу. Может приютит нас кто: или Евросоюз, или Америка. Вон, ведь турков-месхетинцев Америка же приняла. Вот и нас может также», - резюмировал сорокалетний кондопожанин.
Женщины плакали и плакали… Трудно равнодушно взирать на такое. Хочется чем-то помочь, поддержать этих горюющих людей. Но чеченки не были бы чеченками, если бы… не предложили сесть за стол, перекусить, попить чаю и обогреть ласковой улыбкой и добрым словом. «Да», - подумала я. «Этот народ вынесет все, и радости и горести. Они вместе, они - одна семья. Благослови Господь их самих, детей их и последующие поколения этого стойкого, терпеливого, добродушного народа!»…

Вторые сутки под арестом находятся четверо молодых чеченцев, которые добровольно сдались милиции, «ради общего спокойствия», как говорили они своим родным. Вины своей они не признают, содействуют следствию и помогают ему спокойно разобраться и восстановить ход произошедших кровавых событий. По одной версии, они оборонялись от уголовников, которые будучи пьяными размахивались ножами и нападали сначала на владельца ресторана, азербайджанца по национальности, затем на чеченцев, которые пришли ему на помощь. По другой версии, со слов родственников сдавшихся, эти бандиты решили обложить «данью» все торговые точки Кондопоги, в том числе и чеченцев, которые в основном в этом городе занимаются торговлей. На что, конечно, предприниматели пойти не могли.
Итогом этой драки стали двое убитых… Среди нападавших есть тяжело раненые, и не очень. Несмотря на то, что эта драка носила массовый характер (по разным сведениям в ней приняли участие около пятидесяти человек), а также и то, что она продолжалась более двух часов, милиция ничего не предпринимала и никак не разнимала противоборствующие стороны. Также милиция бездействовала и в последующие тревожные три дня, с первого по третье сентября, когда подвыпившая агрессивная толпа (банки пива постоянно подносились на место сходки) ходила по городу и крушила все подряд: прилавки на базарах, магазины, ларьки, киоски, грабила их и раздавала награбленное прохожим, сжигала автомобили, закидывала камнями окна, врывалась ночью в дома, поджигала торговый павильон и мебельный цех, принадлежавший одному предпринимателю из пригорода Кондопоги - поселка Березовка. И все эти погромы сопровождались выкриками: «Убирайтесь отсюда чурки, черные, чернож…ые! Убьем вас всех, перережем ….».
На стихийной сходке, организованной первого сентября, видели приезжих нацистов в военной форме с коротко стриженными волосами, как парней, так и девчонок. Видели женщину, лет 50-ти, которая выкрикивала: «Пошлите сначала посовещаемся, потом пойдем на них»
Милиция мало что сделала во избежание этих погромов. Оперативно, на следующий день после убийства, не направила дополнительные наряды таким числом, чтобы хватило на охрану каждого места проживания и места работы представителей кавказских народов! И они должны были б не просто наблюдать за происходящим, а пресекать любые попытки нападения воинствующей толпы, к тому же быстро и жестко. Да что говорить! Пострадавшие чеченцы, дагестанцы говорят, что некоторые сотрудники милиции и прокуратуры сами говорили: «Уезжайте отсюда, мы вас защитить не сможем (другие говорили «Не будем»)».
Постскриптум. Пора наконец официально признать, что такое явление, как межнациональная рознь существует в нашем обществе. Прокуратуре следует наконец-то возбудить уголовное дело по статье разжигания межнациональной розни. А средствам массовой информации, в конце концов, необходимо не подогревать общество различными пронационалистическими статейками или сюжетами, провоцирующих народ на межнациональный конфликт, а строго придерживаться рамок Кодекса Чести, так необходимый сегодня современному журналисту. Чего только стоит показ на центральных ТВ- каналах многочисленных российских сериалов, которые как на блюдечке преподносят нам его - «врага» нашего, который оказывается обладателем черных глаз и темных волос, молящимся в мечети и выкрикивающим теперь уже ставшими известные для всей страны иностранные слова «Аллаху Акбар», «шахид», «джихад», «салам» и т.д. …. Может пора усовершенствовать наше законодательство, в частности, тот же Закон о СМИ, в котором за период с 2001 по 2004 г.г. под шумок «борьбы с терроризмом», заменили в Главе 1 ст. 4 такую фразу, как «Недопустимо злоупотребление средств массовой информации в целях разжигания национальной, …религиозной нетерпимости или розни» на «Недопустимо использовать средства массовой информации для осуществления экстремисткой деятельности». Согласитесь, трудно уличить какого-либо нечистоплотного журналиста в нарушении такой статьи, когда он высмеивает, оскорбляет, ехидничает над представителем какого-либо национального меньшинства, или указывает на национальность преступника, когда речь идет о каком-либо кавказце. И никак не попадает под эту статью главный редактор какой-либо рекламной газеты, когда публикует объявление какого-либо миролюбивого арендодателя типа «Сдам квартиру для русских, русской семьи…». Кстати в Карелии уже публикуют объявление: «Карелы снимут квартиру…». Что будет дальше?

Виктория Вебер
4 сентября 2006 г.

   © 2005—2008 КРО ММОБО "Молодежная правозащитная группа" Электронная почта
yhrg@sampo.ru
наверх
страницы