Молодежная правозащитная группа  
новости и
пресс-релизы
статьи и
сочинения
дискуссионный
клуб
газета
"час ноль"
немного
об мпг
антифашистский
центр

08.10.2006

Подонки в карельской милиции

На что готово пойти полицейское государство в борьбе за прочность нитей своих марионеток? Какого его отношение к активно мыслящей части общества?
Ослепив нас дальним светом фар, милицейский автомобиль подъехал и остановился рядом с нами. Не успев дописать надпись, я выкинул за забор баллончик белой акриловой краски. Из машины выскочили двое представителей органов правопорядка, не представившись и не показав документы, один из них, грубо схватив, начал трясти меня при этом выражался нецензурной лексикой. Я пытался объяснить, что я не собираюсь оказывать сопротивление и соответственно незачем применять ко мне силу, но мои слова были проигнорированы и, взяв за шиворот, милиционер потащил меня к «уазику». Он грубо прислонил меня лицом к двери автомобиля, заставил поднять руки, и ударами тяжёлых ботинок по моим ногам, развёл их в стороны. В течение минуты меня и моего друга Диму, с которым поступили точно также, оскорбляли, при этом наносили терпимые, но неприятные удары по туловищу. Проверив наши карманы, нас усадили в задней части автомобиля, где кроме нас был ещё один нетрезвый малолетний гражданин. После такого обращения, мы готовились к худшему. Один из милиционеров пошёл подобрать баллончик с краской, выкинутый мной. Вскоре он вернулся с тремя баллончиками, хотя из них нашими являлись только две штуки с белой и чёрной краской. Снабдив нас очередной мудростью на нецензурном сленге, нас увезли в неизвестном направлении. Только в машине я заметил, что у меня пропал мобильный телефон, как позже выяснится его забрал один из представителей правопорядка, не поставив меня в известность.
Дверь автомобиля открылась, и нас уже спокойно попросили выйти наружу. На мой вопрос, куда нас привезли, мне сказали, что мне знать этого необязательно. Меня и моего друга проводили в помещение, где, сфотографировав на цифровой фотоаппарат, попросили пояснить мотивацию нашего поступка. Мы объяснили, что хотели поддержать, таким образом, нашего знакомого кандидата, участвующего в выборах за место в Законодательном Собрании Республики Карелия. Сделали мы это абсолютно безвозмездно, по идейным соображениям. Причём место для надписи было выбрано не случайно, на заборе уже были расклеены предвыборные листовки различных кандидатов, а также кое-где красовались похожие надписи краской в поддержку кандидатов. Мы не успели полностью написать короткое предложение «За Ефимова». Внимательно выслушав, записав наши фамилии, нас попросили постоять и подождать. Пока мы ждали, один из милиционеров подшучивал, что нас отвезут в Сулажгору на кладбище и там закопают. На моих часах было 00:15, ещё спустя 20 минут, нас снова посадили в ту же машину в ту же VIP зону и повезли в неизвестность. Только по-приезду нам объяснили, где мы, наконец, находимся.
Мы сидели на скамейке в холле, милиционер опрашивал нас и составлял протокол.
Дима ответил, что два баллончика с краской он нашёл у мусорных баков возле своего дома. Встретившись в центре города, мы пошли гулять вдоль по ул. Кирова в сторону пенсионного фонда. Проходя мимо «злополучного» забора вокруг стройки, что неподалёку, заметили, он обклеен большим количеством листовок в поддержку кандидатов, в том числе и листовками нашего хорошего знакомого М. Ефимова. На заборе была тусклая надпись в поддержку нашего приятеля, мы решили обвести её белой краской, которая по случайному стечению обстоятельств оказалась у нас с собой. Затем, пройдя несколько метров, я попробовал дублировать ту же надпись. Дописывая последнее слово, я почувствовал, мой баллончик с краской стал писать хуже, возможно сломался, и выкинул его за забор. В этот момент нас и задержали.
Выслушав, занеся в протокол нашу историю, и не поверив в то, что баллончики с остатками краски могли быть найдены, нам предложили расписаться под своими показаниями, что мы и сделали. По нашей просьбе нам объяснили, где и под чем необходимо расписаться. После, милиционеры ушли, а нас попросили остаться для «фото-сессии». Нам пришлось ждать около часа, когда нас сфотографируют. Нас сфотографировали и выпустили под проливной дождь в город. На часах уже было 2:20.
Труфанов А.А.

07.10.2006 года мы с другом Труфановым Александром гуляли вечером по городу, я рассказывал Сане о том, что нашел сегодня рядом с мусорными контейнерами два баллончика с краской. Они лежали у меня в кармане.
Ну, вот мы идем по улице Кирова мимо исписанного и заклеенного предвыборной агитацией деревянного забора. Мы увидели фамилию честного человека, нашего хорошего знакомого, правозащитника Максима Ефимова. Подумали, а не обвести ли ее белой краской, чтобы она лучше узнавалась людьми. Только Санек начал писать, как неожиданно подлетел УАЗик с ослепляющим дальним светом, откуда выбежали, как оказалось потом, сотрудники милиции (Автопатруль 206). Они грубейшим образом схватили нас за одежду, прислонили к машине и начали обыскивать, забрали телефоны, баллоны, при этом негазетно выражались, проще говоря, просто покрывали нас десятиэтажным матом, затолкали нас, двоих взрослых мужиков, в теснейшее пространство, выделенное в задней части УАЗика для буйных, где, кроме того, уже находился один пьяный задержанный. Вообще, в этой коморке всего два места, три человека там уже ехать не могут, но, тем не менее, нас, подобно скоту, повезли в таких условиях, сначала в одно отделение милиции, потом еще катали по городу, и, наконец, мы оказались в центральном отделе милиции. Сотрудники, задержавшие нас, отказывались называть свои фамилии, грубо нам отвечали, хамили, обвиняли в чужих правонарушениях, шутили, что нас надо расстрелять и закопать на кладбище, и прочее. Фамилию одного, написанную корявым почерком, мне удалось прочитать в протоколе, то ли Обревко, то ли Отревко, что-то вроде того.
Нас продержали так около трех часов, сделали фотографии, сказали, что бы мы явились 18 октября в Мэрию, в 103 кабинет, где создадут комиссию, которая назначит нам штраф. На счет суда я так ничего и не понял: нужен он или нет?
В полтретьего нас отпустили из отделения прямо под проливной дождь, не удосужились даже подкинуть до дома молодых студентов.
Вот оно наше правовое государство, где главное – уважение к личности, честь и достоинство сотрудника правоохранительных органов, разделение властей, равенство и справедливость…
Лощинин Д.С.

   © 2005—2008 КРО ММОБО "Молодежная правозащитная группа" Электронная почта
yhrg@sampo.ru
наверх
страницы