Молодежная правозащитная группа  
новости и
пресс-релизы
статьи и
сочинения
дискуссионный
клуб
газета
"час ноль"
немного
об мпг
антифашистский
центр

28.05.2007

Диссидентов во власть!

Владимира Буковского выдвигают кандидатом в президенты России
РОССИЯ, Москва. Инициативная группа из девяти человек предложила выдвинуть кандидатом в президенты России на президентских выборах 2008 года известного советского диссидента и бывшего политзаключенного Владимира Буковского. В 1976 году Буковский прямо из Владимирской тюрьмы был выслан на Запад в обмен на возвращение в СССР генерального секретаря чилийской компартии Луиса Корвалана. С тех пор он проживает в Англии, но имеет российское гражданство.

Заявление Инициативной группы по выдвижению
ВЛАДИМИРА КОНСТАНТИНОВИЧА БУКОВСКОГО
кандидатом в Президенты Российской Федерации

До выборов Президента России – почти год. Но уже сегодня Кремль активно готовит очередные «выборы без выбора». Декорацию для новой операции «Преемник».

Задача оппозиции – сорвать этот сценарий и превратить бессмысленный фарс в демократическую процедуру.

Для этого оппозиции нужен свой кандидат в Президенты.
Сильный, бескомпромиссный, решительный. С безупречным политическим и – что важнее – нравственным авторитетом. Известный и уважаемый в обществе. Не связанный ни с какими партиями и группами. Способный предложить стране честную программу демократических, правовых и социальных реформ. Нам нужен кандидат, которого смогут поддержать все демократические избиратели России.

Такой кандидат есть. Его имя – Владимир Константинович Буковский.

Писатель, ученый, защитник прав человека. Всей своей жизнью доказавший, что свободу и гражданское достоинство можно отстаивать даже в безнадежных условиях. Боровшийся против лжи и диктатуры и заплативший за свою борьбу – и за свободу своей страны – годами лагерей и тюрем. Никогда не шедший на компромисс с совестью.

Мы убеждены, что Владимир Буковский достоин войти в число претендентов, из которых российская оппозиция сможет выбрать единого кандидата на выборах 2008 года.

России сегодня нужен свой Вацлав Гавел, а не очередной преемник с Лубянки. Именно поэтому мы выдвигаем Владимира Буковского кандидатом в Президенты Российской Федерации.


Члены Инициативной группы
(в алфавитном порядке):

Филипп ДЗЯДКО, журналист, историк, редактор книжной серии «Сопротивление»;
Роман ДОБРОХОТОВ, председатель центрального совета демократического движения «МЫ»;
Владимир КАРА-МУРЗА (мл.), журналист, историк, член партии «СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ»
(координатор Инициативной группы);
Андрей ПИОНТКОВСКИЙ, политолог, писатель;
Александр ПОДРАБИНЕК, обозреватель «Новой газеты», главный редактор информационного агентства «ПРИМА-News»;
Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ, историк, руководитель интернет-библиотеки «Антикомпромат»;
Юрий РЫЖОВ, академик Российской Академии наук, президент Международного инженерного института;
Юрий САМОДУРОВ, гражданский активист, куратор музейных проектов;
Николай ХРАМОВ, секретарь движения «Российские Радикалы».


Заявление ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО
о согласии баллотироваться на пост Президента Российской Федерации


Друзья!
Я сердечно благодарен за вашу веру в будущее России и мою возможную роль в нем. Признаюсь честно, сам я давно потерял эту веру. По мере удаления от 1991 года, выздоровление нашей несчастной страны кажется все менее вероятным. В какой-то момент я перестал в него верить. Слишком много возможностей было упущено, слишком много советских мифов вернулось в сознание людей.

Сегодня, однако, речь уже идет не о выздоровлении, а о спасении. Опять появились политзаключенные, что для России, с ее историей, равносильно симптомам смертельной болезни. Задыхается в своей камере астматик Михаил Трепашкин; осужден целый ряд ученых, вся вина которых состояла в их контактах с западными коллегами; непокорные бизнесмены сосланы на каторгу; ради самоутверждения чекистской власти уничтожается маленькая кавказская нация; политическое убийство стало нормой.

Угроза возвращения сталинской эпохи была именно тем, что сподвигло нас, мальчишек 60-х, выступить против этой власти. Я становлюсь стар, но я не могу изменить принципам своей молодости.

Я - зэк. Это моя национальность, биография, вера. Я не могу допустить, чтобы человек задыхался в тюрьме. Если мое выдвижение сможет остановить хотя бы это, я уже на него согласен.

Я не могу обещать нашему народу счастья. Нам всем предстоит изнурительная, тяжелая дорога выздоровления. Мы можем ее и не осилить. Но если в этом народе есть силы призвать таких, как я, мы готовы пробовать. У вас и у меня будут огромные препятствия. Уже десять лет меня не пускают в Россию даже туристом, хотя никаких легальных оснований для этого нет. Возможно, меня ожидает Полоний-210, но и это меня не останавливает. Лишь бы это не остановило вас.

Любимым тостом у нас всегда был – “за наше безнадежное дело”. Сегодня это дело кажется безнадежным. Именно поэтому я на него соглашаюсь.

За вашу и нашу свободу!

Владимир Буковский
27 мая 2007 года.
http://www.prima-news.ru/news/news/2007/5/28/38274.html

Отрывок интервью В. Буковского "Я нигде не на своем месте...".

— Что Вас поразило, когда Вы последний раз были в России?

— Язык. Претенциозная мешанина воровского жаргона и английских слов, употребляемых, к тому же, совершенно без смысла. Что меня раздражает в России, так это неустанное вранье. Вроде бы уже коммунизма нет, а перманентная ложь осталась. Многолетняя привычка.

— А документы, над которыми Вы работаете? Вы уверены, что они не лгут?

— Документы подделать нельзя. Хотя бы потому, что в России слишком много архивов – 162. Тот, кто работает в одном из них, понятия не имеет, что находится в другом. И неизвестно, нет ли где-нибудь копии конкретного документа. Пришлось бы подделывать документы во всех архивах. Коммунисты фальсифицировали историю, но фальсифицировать документы они были не в состоянии.

Конечно, сама идеология была ложью. Из документов не следовало, например, что человек, сидевший в тюрьме, боролся с системой. Как докладывал член Политбюро Андропов – «под влиянием буржуазно-империалистической пропаганды, империалистических диверсионно-шпионских центров...». Лживой была сама эта фразеология, но таков был язык коммунистов, они просто не умели говорить иначе.

Если говорить о фактах, то они их не фальсифицировали, хотя и старались как можно больше скрыть. Например, в решении о вторжении в Афганистан, написанном от руки членом Политбюро Черненко, не названа страна, в которую в скорости войдет советская армия. Написано только «государство А.» Но зато все члены Политбюро расписались на этом документе, даже те, которых не было на том заседании, чтобы никто не мог потом сказать, что не хотел или не знал. Все должны были быть замазаны.

Документы не пропадают. Были уничтожены только те, которые касались августовского путча 1991 года. Когда хотели их забрать, оказалось, что все погибли в специальных машинах для измельчения бумаги.

— Сейчас Вы возвращаетесь в Кембридж писать книгу о Западе. Но Вы собираетесь время от времени навещать Россию?

— Да, как и любую другую страну. Между прочим, последний раз я не смог получить визу в Россию. В 1996 году.

— Вы шутите.

— Вовсе нет. Меня пригласил Инкомбанк, пятый по величине в России, на празднование своей восьмой годовщины. Через неделю звонят: «МИД не дает вам визу». Не знаю, почему. Может быть, потому, что как раз вышел мой «Московский процесс», который кому-то в России не понравился. А еще тогда сидел в тюрьме Александр Никитин, обвиненный в шпионаже (на самом же деле он передал норвежской экологической организации опубликованную раньше информацию об опасных для окружающей среды радиоактивных отходах, захороненных на Кольском полуострове), и я предложил тогда своим друзьям в Петербурге организовать что-нибудь, когда приеду, – небольшую демонстрацию или пресс-конференцию в защиту Никитина. А может, кто-то хотел погрозить пальцем Инкомбанку, с которым власть имела тогда какие-то проблемы.

Объяснение было такое: «Буковский – гражданин России, зачем ему виза?» Обычное вранье, я давно отказался от российского гражданства, чуть ли не сразу, когда мне его вернули, в 1992 году. А самое смешное, что благодаря всему этому я не сходил с российских телеэкранов. Постоянно шла дискуссия на тему моей визы – дать или не дать? Сумасшедший дом. При коммунизме эта страна была параноидально-шизофренической, но тогда в этом была какая-то цель. Сегодня же эта шизофрения абсолютно непонятна. Вещь в себе.

— А что стало с Корваланом, на которого Вас обменяли?

— А ничего. Живет себе легально в Чили с 1989 года. Шестью годами раньше он просил советское Политбюро, чтобы ему дали возможность сделать пластическую операцию и изготовили фальшивые документы. Хотел поехать в Чили, чтобы бороться с Пиночетом. Так и сделали. До 1989 сидел в Чили нелегально, возглавлял подпольную борьбу чилийского народа.

— А чилийский народ об этом знал?

— Нет. Более того, народ понятия не имел, что его кто-то возглавляет и борется. Правда, несколько автомобилей взлетело на воздух, но это мало кто заметил. Наступает 1989 год, выборы, и Пиночет уходит. А Корвалан по-прежнему бегает по лесам и что-то там взрывает. Наконец, и он замечает, что ситуация изменилась. Пишет в Москву, дескать, нельзя ли мне приехать сделать новую пластическую операцию? Хотел бы опять выглядеть, как раньше, получить свои настоящие документы и поехать в Чили легально. Так и сделали. Правда, полностью вернуть ему прежний внешний вид не удалось, но живет себе в Чили и никто им не интересуется.

— Вы когда-нибудь с ним встречались?

— Нет, никогда. Он всегда принципиально отказывался от таких встреч. Когда-то итальянское телевидение предлагало нам выступить в одной программе. Он категорически отказался. А недавно сказал какой-то западной газете: ну что ж, мы, коммунисты, всегда были правы. И мы поступали совершенно правильно. Подождите, мы еще вернемся. Это только такой короткий перерыв.

— А может, он прав? Может быть, что-то вроде коммунизма и вправду возвращается?

— Это исключено. Если бы даже Сталина оживить, что он мог бы сделать? Самое большое, стал бы подпольным мафиози. Все изменилось, совершенно другая динамика общественного развития, изменились общественные структуры. А сам по себе Сталин – это уже не Сталин. Но и без него мой сценарий для России довольно пессимистичен.

Я думаю, возможны экологические катастрофы; я не уверен, что ядерные арсеналы достаточно хорошо охраняются; разрастается коррупция. И все это не может не отразиться на ближайших соседях России. Впрочем, вы, поляки, уже это чувствуете. Но уже никогда не вернется старая модель взаимоотношений, когда смена правительства в России вызывает кризис в Польше, – в Москве кашлянут, а вы пьете лекарство. Этого уже не будет никогда.

— А в самой России будет лучше?

— Там плохо, и если что изменится, то только в худшую сторону. В России кризис, и конца ему пока не видно.

Интервью впервые опубликовано в "Газете выборчей" ("Gazeta wyborcza"). Март 1998 г.
Варшава
Перевод с польского: Юлия СЕРЕДА http://www.hro.org/editions/karta/nr21/bukov2.htm

   © 2005—2008 КРО ММОБО "Молодежная правозащитная группа" Электронная почта
yhrg@sampo.ru
наверх
страницы