Молодежная правозащитная группа  
новости и
пресс-релизы
статьи и
сочинения
дискуссионный
клуб
газета
"час ноль"
немного
об мпг
антифашистский
центр

10.11.2008

Всероссийский конкурс на альтернативный текст гимна РФ

Карельское отделение «Молодёжной правозащитной группы» объявляет Всероссийский конкурс на альтернативный текст гимна Российской Федерации. Ревнители русской словесности, просто грамотные люди не могут быть удовлетворены нынешним сомнительным текстом гимна России, имеющим многочисленные ошибки, отличающимся плохим вкусом, небрежностью. Сегодняшний гимн просто унижает человеческое достоинство. Мы не можем мириться с текстом гимна, который стыдно произносить вслух. Мы хотим иметь такой гимн, который был бы образцом словесности, высшим достижением русского литературного языка. Приглашаем поэтов присылать свои поэтические тексты, лучшие из которых будут опубликованы. Адрес: 185026, Петрозаводск, а/я 17.

Поэтика бесталанности (попытка экспертной оценки гимна России)
1.Столь важному тексту, как Государственный гимн, должны быть присущи искреннее вдохновение и неподдельная пафосность. Эти качества в словах уважаемого С.В. Михалкова отсутствуют начисто. Перед нами нечто машинное, агрегатное. Подобный текст вполне мог бы составить компьютер. Текст гимна являет из себя набор мертворождённых штампов. Они не задевают сознания.
2. Текст состоит из трёх куплетов и припева, повторяющегося трижды. Проанализируем их по отдельности.
3. В первом куплете, который является как бы затравкой для всего гимна, обращает на себя внимание отсутствие глаголов. А ведь гимн должен быть заряжен энергией действия! Не отразилась ли здесь на бессознательном уровне апатия, охватившая страну как раз в тот период, когда писался и принимался гимн? Высокопарные заклинания – и полная бездеятельность. Вот какое ощущение оставляет первая строфа. Она перенасыщена прилагательными. Каждое из них наводит на печальные раздумья: священное – осквернено, любимое – брошено, могучее – ослаблено, великое – принижено. Гимн надо петь с высоко поднятой головой – даже в самое тягостное и позорное для страны время. Но от таких слов голова никнет. Невольно опускаешь её в смущении перед очевидной несостоятельностью текста.
4. Во втором куплете коробит искажение российской географии: перед южными морями наши леса переходят в степь, а до полярного края досягают не поля, а тундра. Некоторый смысл можно было бы сохранить при перестановке слов – задать им и такой порядок: поля и леса. Но тогда теряется рифма. Первые две строки куплета поражают своей неряшливостью. Заметим, что вряд ли стоит в столь ответственном тексте упоминать про южные моря – многие порты на них мы потеряли. Натужная велеречивость не может прикрыть вопиющую о себе историческую неудачу России. Удручает и третья строка. «Одна ты на свете»: здесь возникает досадная полисемия. Речь идёт о стране-сиротинушке? Больше нет на Земле других стран? Понятно, что подразумевается исключительность – единственность – России. Но сказано об этом так неуклюже, что уши вянут – какофония и смысловая, и звуковая. Чего стоит словосочетание «одна ты такая» – тут слышится что-то тыкающее. До чего же неприятно!
5. В третьем куплете имплицитно содержится целая социальная программа, знакомая нам по коммунистической идеологии с её установкой на то, что надо жить и трудиться во имя завтрашних поколений. И ложиться ради этого костьми, принося неоправданные жертвы! По сути гимн проповедуют именно коммунистическую веру. Присутствие Бога во втором куплете не снимает этого ощущения. Вдумаемся в содержание третьей строфы. Там говорится, что грядущие года открывают нам широкий простор, которого – если точно следовать контексту – нет в настоящем. И вот беспросветное пессимистическое утверждение: «Так будет всегда!». Мы говорим без всякой иронии. Показной оптимизм здесь действительно оборачивается сущностным пессимизмом. Язык мстит, когда с ним обращаются дурно – он умеет в целях самозащиты от графоманства закладывать семантические мины. Текст гимна изобилует ими. Хочется верить, что наш народ будет жить во имя настоящего, помня в то же время о потомках, которые научились бы использовать природные ресурсы разумнее нас. Но мы наверняка оставим их с пустыми недрами. Грядущее тогда весьма проблематично.
6. Теперь о припеве. Бессильная вялость михалковского дактиля здесь обнаруживается со всей наглядностью. Народов у нас много – слово употреблено во множественном числе. Но вот мудрость народная одна: хотелось бы знать, какому из народов она принадлежит? Это не мелочная придирка. Понятно, что есть интегральная – как бы всепланетная – мудрость народная; но в данном контексте – при плотном набегании друг на друга слов «народы» и «народная» – возникает какая-то невнятица. Стиль гимна должен быть простым и строгим – какая-либо двусмысленность, пусть едва заметная, в нём абсолютно недопустима. Несогласованность множественного и единственного числа оставляет крайне досадное впечатление. Опять небрежность! Опять безвкусица! Подобные ляпы недопустимы в тексте, имеющем высокий официальный статус.
Ужасна третья строка: «Предками данная мудрость народная». Выделим идиому «данная мудрость». В слове «данная» сразу начинает играть лукавая омонимия. «Данная» – значит наличествующая? Или вручённая, подаренная? Безобидное слово, выпирая из строки, получает нехороший бюрократический оттенок, чуждый эстетике русского языка.
Поскольку куплет повторяется троекратно, то получается, что надругательство над русским языком возводится в куб – и нам полагается при этом стоять навытяжку. В необходимости ритуального стояния при очевидном оскорблении нашей словесности я усматриваю унижение своего человеческого достоинства. Нас принуждают не только систематически выслушивать вопиющий о своей бездарности текст гимна, но и демонстрировать при этом солидарность с властью, культурный уровень которой оставляет желать лучшего.
7. Нет ничего плохого в том, что С.В. Михалков является автором трёх гимнов кряду – он был вправе оставаться россиянином при всех режимах, которые чисто внешне иногда кажутся несовместимыми, но на самом деле обнаруживают генетическую преемственность. При всех своих зигзагах история России остаётся непрерывной. С.В. Михалков любит эту историю. Потомственный дворянин, он служит власти как таковой – и это не судимо. Сергей Владимирович в самые мрачные времена оставался человеком. Он сделал много доброго для людей. Я критикую не его, а написанные им стихи, которые малоудачны.
Текст гимна может считаться эталоном бесталанности. Утверждение этого текста имеет свой позитив: оно выявило и состояние страны, и уровень её руководства.
Качество гимна находится в полном соответствии с качеством одобрившей его власти.
Михалковский гимн является зеркалом современной России. В этом его несомненная историческая ценность.
Если учесть, что в тексте гимна реализованы сомнительные архетипы, то становится ясным: каждодневное его исполнение не только оскорбительно для языка, на котором писали Пушкин и Толстой – бесспорно, что оно представляет колоссальную опасность для духовного здоровья граждан России.

Гимн России и географические реалии
2007 г. объявлен Годом Русского Языка. Именно поэтому я решил обратиться к анализу текста российского гимна. Мне хотелось показать художественную несостоятельность данного текста. Никакой политической подоплёки в моей статье нет. Хотя вполне понятно, что мне, как русскому поэту, не может импонировать власть, плохо чувствующая культуру слова. Но это вторично.
Среди критических отзывов на мою статью содержится утверждение, что я преувеличиваю географические неточности в тексте, таковые вообще отрицаются – и вот резюме: за покушение на высокую поэзию С.В. Михалкова меня следует сослать в тундру.
Поясню свои претензии к нашему старейшему поэту.
В гимне делается попытка целостно охватить российское пространство. Нам говорят: леса и поля простираются в нём от южных морей до полярного края. Эта условная риторика допустима в обычных стихах. Но государственный гимн должен давать точный образ родины. Этой точности нет в стихах С.В.Михалкова. Философ-евразиец П.Н.Савицкий писал о российском пространстве: «оно напоминает очертания подразделённого на горизонтальные полосы флага» . Учёный подчёркивает, что эта замечательная зональная структура – при восприятии её как бы из космоса или при взгляде на географическую карту – определяет собой эстетическое своеобразие России: только здесь «мы можем наблюдать эту закономерность в её полной широте и в полной наглядности» . Красотища неописуемая! А что мы видим у С.В.Михалкова? Чудовищная мешанина лесов и полей подходит одновременно и к южным, и к северным границам России. Куда делись горы, степи, пустыни, тундры, болота? Понятно, что гимн – не учебник географии. Но если автор претендует на то, чтобы панорамно показать удивительную в своём гармоническом разнообразии страну, то он должен держаться географических реалий.
Принято относиться к гимну как к информативно значимому тексту. Да, гимн – это прежде всего поэзия: яркая, эмоционально насыщенная. Но в своём содержательном аспекте эта поэзия должна отвечать действительности. К сожалению, в тексте С.В.Михалкова нет ни поэтического пафоса (его подменяет мертворождённая высокопарность), ни реалистической точности (гимн даёт ложную информацию о России). Сказанное в гимне о нашей стране с величайшими натяжками может быть отнесено только к её европейской части. Куда делись Сибирь и Дальний Восток? Южные моря – малая часть наших границ. Россия дана в гимне куце, лоскутно. Будто она уже кому-то уступила свои восточные территории.
Глубоко убеждён, что сторонники гимна не знают и не любят своё отечество – в своей сути гимн глубоко антипатриотичен.
Повод для богохульства.
Савл стал Павлом. Атеист Михалков сделался верующим. Это его личное дело. Совсем не обязательно данный факт фиксировать в тексте Государственного гимна. Есть там такая строчка: «Хранимая Богом родная земля». Она вызывает следующие возражения:
1) по Конституции церковь у нас отделена от государства – в гимне мы видим нечто явно противоположное;
2) далеко не все россияне верят в Бога – никто не смеет нарушать свободу их совести;
3) на территории России исповедуется буддизм – это религия, не знающая понятия Бога; гимн вступает в противоречие с правами не только неверующих, но и части верующих.
Наконец, самое главное: благодушное заявление Михалкова провоцирует размышления на темы теодицеи – так называются попытки оправдать Бога за творящееся в мире зло.
Бог не столько хранит, сколько испытует Россию.
Среди россиян есть немало людей вольтерьянского склада ума – они могут иронизировать над строчкой Михалкова примерно в таком духе: Бог хранит Россию спустя рукава – она теряет часть за частью свою территорию. И природные богатства. И людей. Такая ирония мне кажется предосудительной. Отвечать за разор в стране должен вовсе не Бог, предоставивший человеку всю полноту свободы, а власть предержащие. Мы плохо храним и свою страну, и её культуру. Примитивность гимна – своего рода показатель: здесь фиксируется мера великодержавного вкуса.
Есть такое выражение: попустительство Бога. Промыслительный смысл страданий обычно скрыт от нашего разумения. В чём вина России перед Богом? Простые люди вправе задавать такие вопросы: почему Бог попустительствовал большевикам? А ныне терпит коррупционеров? Мафиозных чиновников? Бандитов? Для незрелого сознания эти вопросы мучительны. Разве Бог не видит вырождения российской власти? Её прогрессирующего загнивания? Народу тяжко.
Благ ли Бог? Из подобных сомнений в некрепких душах рождается неверие.
Текст Государственного гимна России имплицитно содержит в себе повод для богохульства.

ЮРИЙ ЛИННИК, доктор философских наук, поэт

   © 2005—2008 КРО ММОБО "Молодежная правозащитная группа" Электронная почта
yhrg@sampo.ru
наверх
страницы